Личная страничка участника    

Фамилия       N участника          

Занимательная лингвистика
Вопрос Светозара

 


   Писатели детства

В литературе есть понятие homo unius libri – автор одной книги. Так называют писателя, который прославился только одним своим произведением. За многие столетия таких писателей набралось немало, и сегодня историк литературы, прозаик Сергей Фёдорович Дмитренко расскажет об одном из них – о Рувиме Исаевиче Фраермане (1891–1972) и о его знаменитой книге.

Автор одной книги и дикая собака Динго

«Авторами одной книги», одного произведения оказываются по разным причинам. Самая трагическая – неожиданно оборвавшаяся жизнь писателя. Вы знаете, что создатель гениальной комедии «Горе от ума» Александр Сергеевич Грибоедов был дипломатом и в расцвете сил погиб далеко от России – во время злодейского нападения на русское посольство в Персии. Если и были у Грибоедова другие законченные произведения, они исчезли, до нас не дошли.

Все помнят с раннего детства сказки о Маленьком Муке, Карлике Носе, Калифе-аисте. Они, вместе с другими замечательными историями, входят в сборник «Альманах сказок», который переведён на многие языки мира и, конечно, на русский. Их автор, современник Грибоедова, немецкий писатель Вильгельм Гауф, умер от тифа совсем молодым, накануне своего двадцатипятилетия. И хотя Гауф успел написать также два романа и немало разных рассказов, именно книга сказок принесла ему неувядающую славу.

В самом начале Первой мировой войны, в дни кровопролитной битвы под Вердéном, погиб лейтенант французской армии Анри Фурньé. Ему не исполнилось двадцати семи, он успел закончить всего одну свою книгу... Зато какую! Теперь, как и сказки Гауфа, всемирно известную. Разыщите в библиотеке или в Интернете роман Фурнье «Большой Мольн» – магическую историю о том удивительном времени жизни, которое называется переходный возраст, историю, полную тайн, загадок, радостей и горестей, подстерегающих подростков каждый день, на каждом шагу...

Книга «Дикая собака динго, или Повесть о первой любви» появилась давно, почти восемьдесят лет назад. За это время её тоже перевели на многие языки, она вошла в круг классических школьных книг. Наверное, не раз читатели, очарованные ею, шли в библиотеки, искали другие произведения полюбившегося писателя...

Рувим Исаевич Фраерман родился в белорусском Могилёве и до октябрьского переворота 1917 года успел окончить реальное училище, учился в Харьковском технологическом институте. Но когда в России разгорелась Гражданская война, он, студент, оказался на Дальнем Востоке и не стал прятаться от жизненных событий: партизанил против японских войск, не раз попадая в смертельно опасные переделки... Потом Фраерман стал корреспондентом Российского телеграфного агенства – знаменитого РОСТА, и судьба с побережья Тихого океана перенесла его в черноморский город Батуми, в Аджарию. Здесь, в этом экзотическом краю, среди виноградников и мандариновых деревьев, встречаясь с горячими, темпераментными батумскими жителями, он вдруг почувствовал сильнейшую тягу к дальневосточной земле, к тамошней тайге, где рядом с кедрами тоже можно было встретить виноград, к жителям тайги – тунгусам (так во времена Пушкина и ещё в ХХ веке звали эвенков), гилякам (нивхам), нанайцам. Фраерман стал писать свою первую повесть «На Амуре», а потом вновь и вновь, в других повестях и рассказах возвращался на землю своей молодости. Он писал о повседневной жизни охотников, об их противоборстве с суровой природой, о собачьих гонках и оленях, о рыболовстве и таёжной бруснике, о зимнем медвежьем празднике и о шаманах, о древних амулетах и новейших винтовках-винчестерах... Потом вновь поехал на Дальний Восток в надежде получить новые впечатления, новую энергию для своих книг.

Но тогда от литературы требовалось не просто рассказывать разные истории. В этих историях надо было обязательно изображать, как утверждается на российских просторах, в мире власть коммунистов, как древние обычаи меняются и рушатся под напором новой власти, власти большевиков... И Рувим Исаевич, казалось бы, безропотно об этом писал тоже, писал то, что ждала от писателей власть. Его печатали, хвалили критики и друзья (человеком он действительно был жизнерадостным, дружелюбным). Но литературного успеха, настоящей читательской любви всё не возникало.

Шёл страшный 1937 год. Фраерману уже было без малого пятьдесят лет, он пережил много печалей и горестей, среди которых случился развод с женой, разлука с дочерью... Но в газетах и на митингах кричали о врагах народа, предателях, вредителях, шпионах, и он сочинил детскую повесть, которая так и называлась – «Шпион». В ней рассказывалось о коварстве и злобном хитроумии ненавистников советского государства, о бдительности пионеров, выследивших и выловивших шпиона. Однако и это его произведение мало кто заметил, а друзья промолчали.

И вдруг, всего за месяц, Фраерман написал совсем другую повесть, сам не понимая, для кого она – для детей или для взрослых. В конце концов решил отдать её во «взрослый» журнал, а там её сразу напечатали. Повесть очень не понравилась литературным критикам, но сразу полюбилась читателям, вскоре оказалась в детских библиотеках и, наконец, принесла Рувиму Исаевичу радость признания.

Что же произошло? Просто этот журналист, пытающийся стать писателем, понял, что надо наконец рассказать о том, что ему интересно, не так, как требуют, а так, как это видит, как чувствует он сам. Он понял: самые благонамеренные социальные преобразования окажутся ненужными, если они не принесут человеку счастья, не принесут любви. Ещё Пушкин в поэме «Кавказский пленник» показал столкновение цивилизации и природной стихии, которая, впрочем, живёт даже в самом городском человеке. Вслед за Пушкиным об этом писали Лермонтов,  Тютчев, Лев Толстой, многие писатели. Всем хватило сказать здесь о своём, тема вечная.

История девочки Тани, её дружба с нанайским мальчиком Филькой, её сложное, меняющееся чувство к появившемуся вдруг в её жизни Коле, отношения с отцом, давным-давно ушедшим из семьи, прозрение, что мама его до сих пор любит... Первая любовь, как её показывает Фраерман, это не только  неизъяснимое влечение юных душ в обычном, классическом смысле этого прекрасного слова. Первая любовь может вместить, как у Тани, очень многое.

«Широко открытыми глазами следила она за вечно бегущей водой, силясь представить в своём воображении те неизведанные края, куда и откуда бежала река. Ей хотелось увидеть иные страны, иной мир, например австралийскую собаку динго. Потом ей хотелось ещё быть пилотом и при этом немного петь.

И она запела...»

Таня стремится узнать о мире и о себе больше, чем отмеривается обстоятельствами и возрастом, понять не только себя, но и людей вокруг. Волею автора повести дети насмешливо прозвали Таню «дикой собакой динго», но также автор превратил это прозвище не только в начальную часть заглавия своей  счастливой повести, но сделал метафорой, выражающей особую стихию, которой любовь и предопределяется. Понять эту стихию немыслимо, объяснить как формулу невозможно, можно только почувствовать, что она есть – для кого-то так же далеко, как Австралия, для кого-то совсем рядом, – но есть неотвратимо.

Ради того, чтобы окончательно, навсегда увериться в этом, читают – и всегда будут читать эту книгу.

Другие статьи раздела "Писатели детства"

© 2004 МИМЦ "Русская филология"  
e-mail: info@svetozar.ru

Москва-соотечественникам | Олимпиада | Занимательная лингвистика | Словарь юного филолога | Учебник Светозара
Вопрос Светозара | Золотое перо | Письма Светозару | Гостевая книга