Личная страничка участника    

Фамилия       N участника          

Занимательная лингвистика
Вопрос Светозара

 


   Лексикология

Как рождаются слова, какие изменения происходят в их семантике (значении) – на эти вопросы отвечает историческая лексикология. Кандидат филологических наук Игорь Викторович Шамшин и учитель-словесник Светлана Николаевна Шамшина продолжают знакомить читателей с историей слов.

Ванька-троечник

Может ли Ванька быть троечником? Конечно, если он учится на одни «тройки». А троечник может быть Ванькой? Естественно, если его зовут Иваном. Эта игра слов далеко не случайна, так как речь в статье пойдёт вовсе не о тех, кто получает в школе «удовлетворительные» отметки – «тройки», а о тех ваньках, которые только могли мечтать о тройках, а ездили на гитарах. Давайте обратимся к примеру из классики: «Я взял первого попавшегося ваньку, на скверной гитаре» (Ф.М. Достоевский). Всё станет ясным, если мы откроем словарь, в котором отмечены устаревшие значения известных нам слов. Оказывается, ваньками когда-то называли легковых извозчиков с плохой лошадью и упряжью, которые ездили на… гитарах – простых рессорных дрожках. И каждый ванька, наверное, хотел бы стать троечником, то есть ездить на тройке лошадей. Таких примеров изменения значений слов в истории русского языка – множество. Рассмотрим некоторые из них.

Во многих квартирах ещё остались антресоли – настилы под потолком для хранения вещей, продуктов. А когда-то в антресолях жили. Просто так назывались низкие комнаты в верхнем полуэтаже дома: «Когда нас воспитывали, была одна крайность – нас держали в антресолях, а родители жили в бельэтаже» (Л.Н. Толстой). А комнатами (от лат. саminata < caminus «печь») первоначально называли только отапливаемые помещения.


Мамка и дядька не всегда обозначали кровных родственников. «Нет, этого запаха уже невозможно выгнать: он говорит, что в детстве мамка его ушибла» (Н.В. Гоголь); «С пятилетнего возраста отдан я был на руки стремянному Савельичу, за трезвое поведение пожалованному мне в дядьки» (А.С. Пушкин). В этих примерах мамкой называется кормилица, нянька, а дядькой – слуга, приставленный к мальчику из дворянской семьи для надзора за ним.

В XVIII веке бригадир не руководил трудовым коллективом, а вожатый был проводником, а не руководителем пионерского отряда или дружины. В подтверждение приведём примеры из пушкинских произведений: «Смиренный грешник, Дмитрий Ларин, / Господний раб и бригадир…»; «Я предложил вожатому нашему чашку чаю…». Здесь бригадир – отец Татьяны и Ольги Лариных, имевший чин, средний между полковником и генералом, а вожатый – Емельян Пугачёв, проводник Петра Гринёва, героя пушкинского романа «Капитанская дочка».

На биржах когда-то не заключали финансовые и коммерческие сделки, а стояли извозчики. «Встаёт купец, идёт разносчик, / На биржу тянется извозчик…» – читаем в первой главе «Евгения Онегина». В пушкинские времена биржей называли торговую площадь, место стоянки извозчиков.

Часто при знакомстве мы обмениваемся визитными карточками – визитками. А ведь когда-то их надевали на себя: «Он великолепно носил бархатную визитку, мягкие замшевые ботинки» (А.М. Горький). Почему? Ответ прост: визитками раньше называли мужской короткий однобортный сюртук с круглыми фалдами.

А женщины могли одеваться в амазонки или носить газовые платья: «В это время показалась на дороге шумная и блестящая кавалькада: дамы в чёрных и голубых амазонках, кавалеры в костюмах…» (М.Ю. Лермонтов); «Борис, хладнокровно поглядывая на … плечи Элен, выступавшие из тёмного газового с золотом платья, рассказывал про старых знакомых» (Л.Н. Толстой). Сейчас слово амазонка ассоциируется в нашем сознании с представительницами мифического военного царства, состоявшего из одних женщин и считавших своей покровительницей Артемиду – богиню охоты, плодородия и женского целомудрия. В приведённых же примерах амазонка – длинное женское платье для верховой езды, а газ – шёлковая прозрачная ткань, название которой произошло от Газа, города в Сирии, откуда вначале привозилась такая ткань.


И ещё о ткани. Вспомним знаменитую балладу В.А. Жуковского «Светлана». В ней есть такие строчки: «Вот в светлице стол накрыт / Белой пеленою; / И на том столе стоит / Зеркало с свечою». Конечно же, литературный учитель А.С. Пушкина под пеленою здесь подразумевает не сплошной покров и не то, что закрывает, заволакивает со всех сторон, а ткань, покрывающую, завешивающую что-либо.

Раз уж мы заговорили об одежде, не лишним будет напомнить и о глаголе наряжать. Современное его значение – одевать кого-либо в какое-нибудь платье. Но в басне И.А. Крылова «Медведь у Пчёл» этот глагол значит совсем другое: «Ан вышел грех. / Мой Мишка потаскал весь мёд в свою берлогу. / Узнавши, подняли тревогу. / По форме нарядили суд…». Конечно же, не одевали они суд, а учреждали, то есть создавали, назначали. Вот такие семантические казусы!

Кто-нибудь из нас любит ябед – людей, которые клевещут, оговаривают кого-то или доносят на него? Вряд ли. Между тем слово ябеда ещё в начале XX века являлось названием официального документа – письменной жалобы, заявления. Чеховский фельдшер «поехал в управу и подал там ябеду, в которой… доносил управе, что доктор несколько раз в его присутствии неодобрительно отзывался об управе» (рассказ «Неприятность»).

В наименованиях некоторых учреждений встречается слово бюро ( бюро находок, конструкторское бюро, бюро путешествий…). Но бюро могло (и может) обозначать разновидность письменного стола с выдвижной крышкой и ящиками для хранения бумаг: «Он подвёл сына к бюро, откинул крышку, выдвинул ящик и вынул исписанную его крупным, длинным и сжатым почерком тетрадь» (Л.Н. Толстой). Кстати, к бюро (от фр. bureau) самое тесное отношение имеет слово бюрократ – «чиновник-формалист, жертвующий интересами существа дела ради формальности».

Опасный поворот, опасная дорога, опасный случай… Далеко не полный перечень словосочетаний с выделенным прилагательным. Но не всегда оно было связано с понятием «приносящий вред, несчастье». У А.Н. Толстого, который блестяще воссоздавал в своих произведениях не только быт описываемой эпохи, но и с исторической точностью воспроизводил речь своих персонажей, в романе «Пётр Первый» слово опасный имеет отличное от современного значение – «осмотрительный, осторожный» («А паче того я был опасен, чтобы нас не обошли к Нарве»).

Закончим статью словом анекдот, которое не имеет отношения к забавным, смешным рассказам. Вспомним строки из «Онегина»: «Но дней минувших анекдоты / От Ромула до наших дней / Хранил он в памяти своей». Под словом анекдот во времена поэта понимался краткий прозаический рассказ о малоизвестном историческом событии.

Итак, мы видим, с какими трудностями можно встретиться, отправившись в путешествие по страницам классической литературы, поэтому академик Н.М. Шанский утверждал, что любой художественный текст необходимо читать «под лингвистическим микроскопом». Друзья, читайте, наблюдайте, зрите в корень! А помощниками вам могут стать различные словари, в том числе словари лексических трудностей художественной литературы.

Другие статьи раздела "Лексикология"

© 2004 МИМЦ "Русская филология"  
e-mail: info@svetozar.ru

Москва-соотечественникам | Олимпиада | Занимательная лингвистика | Словарь юного филолога | Учебник Светозара
Вопрос Светозара | Золотое перо | Письма Светозару | Гостевая книга