Личная страничка участника    

Фамилия       N участника          

Занимательная лингвистика
Вопрос Светозара

 


   Люди, события, даты

3 июня (по новому стилю) 2016 года исполнилось 190 лет со дня кончины Николая Михайловича Карамзина. Чуть позже, 12 декабря, мы будем отмечать 250-летие великого историографа, писателя, поэта, издателя, реформатора русского языка. Так что 2016 год по праву может быть назван Годом Карамзина. О юбиляре рассказывает литератор, историк, редактор журнала «Наше наследие» Алексей Леонидович Савельев.

Подвиг честного человека

Родился Николай Михайлович Карамзин в 1766 году в селе Михайловка Симбирской губернии в семье помещика среднего достатка. Получив первоначальное образование дома, он учился в дворянском пансионе в Симбирске, затем в Первопрестольной – в одном из лучших частных пансионов профессора Московского университета И.М. Шадена, где в 1779– 1880 годах изучал языки. Он также слушал лекции в Московском университете. В 1781 году Карамзин начал службу в Преображенском полку в Петербурге. Через три года, после смерти отца, вышел в отставку поручиком и в дальнейшем никогда не служил, что воспринималось в тогдашнем обществе как вызов общественным приличиям. После недолгого пребывания в Симбирске, где он вступил в масонскую ложу, Карамзин переехал в Москву и был введён в круг известного масона, издателя и журналиста Николая Ивановича Новикова. Он поселился в доме, расположенном в Кривоколенном переулке и принадлежавшем новиковскому Дружескому учёному обществу (1785).

Н.И. Новиков привлёк девятнадцатилетнего Карамзина к участию в составлении и редактировании первого русского журнала для детей «Детское чтение для сердца и разума». Карамзин в эти годы начал издавать свои первые переводы и оригинальные сочинения, в которых отчётливо виден его интерес к европейской и русской истории.


Но Карамзин не был расположен к мистической стороне масонства, оставаясь сторонником его деятельно-просветительского направления. Наверное, охлаждение к масонству стало одной из причин отъезда Карамзина в Европу, в которой Николай Михайлович провёл более года (1789– 1790), посетив Германию, Швейцарию, Францию и Англию, где он встречался и беседовал с европейскими «властителями умов»: И. Кантом, И.Г. Гердером, Ш. Бонне, И.К. Лафатером, Ж.Ф. Мармонтелем, посещал музеи, театры, светские салоны. В Париже слушал в Национальном собрании О.Г. Мирабо и М. Робеспьера, видел многих выдающихся политических деятелей.

Вернувшись из заграничного путешествия в Москву, Карамзин начал издавать «Московский журнал», в котором опубликовал повесть «Бедная Лиза» (1792), имевшую оглушительный успех у читателей, затем «Письма русского путешественника» (1791–1792), поставившие Карамзина в ряд первых русских литераторов. В 1802–1803 годах он издаёт и редактирует первый в России общественно-политический и литературно-художественный журнал «Вестник Европы», в котором публикуются несколько его сочинений по древней русской истории.

Проза и поэзия Карамзина оказали большое влияние на развитие русского литературного языка. Карамзин целенаправленно отказывался от использования церковнославянской лексики и грамматики, приводя язык своих произведений к обиходному языку эпохи и используя в качестве образца синтаксис французского языка. Также он одним из первых начал использовать букву «ё».

В 1790-х годах проявляется интерес Карамзина к истории России: он начинает знакомиться с историческими сочинениями, опубликованными источниками – летописными памятниками, записками иностранцев о русском государстве.

Со своим ближайшим другом Иваном Ивановичем Дмитриевым Карамзин постоянно делился желанием бросить журналистику и заняться историей. Вот какой однажды между ними произошёл разговор. Воспроизводим его по книге Натана Эйдельмана «Последний летописец»:

«– Так приступай к делу, медлить нечего, – сказал Дмитриев.
– Я человек частный, – ответил Карамзин, – без содействия правительства не достигну желанной цели; притом лишусь главных доходов моих: шести тысяч рублей, которые приносит “Вестник Европы”.
– Ты ничего не потеряешь, трудясь для славы Отечества, – отвечал Дмитриев, – пиши в Петербург. Я уверен в успехе.
Наконец Карамзин уступил убедительному красноречию друга:
– Пожалуй, я напишу, но берегись, если откажут».
Письмо было отправлено товарищу министра народного просвещения и попечителю Московского университета М.Н. Муравьёву, воспитателю императора Александра I, покровителю просвещения, с просьбой ходатайствовать об официальном назначении Карамзина историографом.
31 октября 1803 года Александр I подписал указ, назначив Карамзину жалованье две тысячи рублей ассигнациями в год. Для Николая Михайловича были открыты все российские библиотеки и архивы.
До последнего дня жизни Карамзин был занят сочинением «Истории государства Российского», оказавшей непревзойдённое влияние на русскую историческую науку и литературу не только XIX века, но и XX столетия. Начав с древнейших времён и первых упоминаний о славянах, Карамзин успел довести «Историю» до Смутного времени. Это составило 12 томов текста, сопровождавшихся более чем шестью тысячами исторических примечаний, в которых были опубликованы и проанализированы исторические источники, сочинения европейских и отечественных авторов. При жизни Карамзина «История» успела выйти двумя изданиями. Три тысячи экземпляров первых восьми томов первого издания были раскуплены меньше чем за месяц: «пример единственный в нашей земле», по словам А.С. Пушкина. После 1818 года Карамзин опубликовал 9–11-й тома. Последний, двенадцатый, том вышел уже после смерти историографа.


Цель своего труда Карамзин охарактеризовал в письме к императрице Елизавете Алексеевне: «Я писал с любовью к Отечеству, ко благу людей в гражданском обществе и к святым уставам нравственности».

«История государства Российского» – это произведение необыкновенного трудолюбия, глубокого патриотизма, высокого нравственного чувства и мощного художественного таланта.

«История» несколько раз издавалась в XIX веке, а в конце 1980–1990-х годах вышло более десяти современных изданий. А.С. Пушкин признавал Карамзина великим писателем, называл его труд над «Историей государства Российского «подвигом честного человека», ставил в пример твёрдость по отношению к критике, возмущался нападками на «Историю» и холодностью статей по поводу смерти её автора.

Скончался Карамзин в Петербурге, в Таврическом дворце, 22 мая 1826 года. Он похоронен на Тихвинском кладбище Александро-Невской лавры, где покоится прах Ломоносова.

В.А. Жуковский откликнулся на смерть Карамзина четверостишием:

Лежит венец на мраморной могиле;
Ей молится России верный сын;
И будит в нём к делам прекрасным силы
Святое имя: Карамзин.


Современники признавали за Карамзиным славу великого историка России, преобразователя русского языка, нелицемерного патриота. Но сам Карамзин вменял себе в заслугу то, что до конца жизни оставался в своём скромном звании литератора и носил его с достоинством и сознанием его общественного значения.

«Жить, – говорил он, – есть не писать историю, не писать трагедии или комедии, а как можно лучше мыслить, чувствовать, действовать, любить добро, возвышаться к его источнику. Чем далее живём, тем более объясняется для нас цель жизни и её совершенство. Страсти должны не счастливить, а разрабатывать душу... Делайте, что и как можете, только любите добро, и что есть добро, спрашивайте у Совести...».

Другие статьи раздела "Люди, события, даты"

© 2004 МИМЦ "Русская филология"  
e-mail: info@svetozar.ru

Москва-соотечественникам | Олимпиада | Занимательная лингвистика | Словарь юного филолога | Учебник Светозара
Вопрос Светозара | Золотое перо | Письма Светозару | Гостевая книга