Личная страничка участника    

Фамилия       N участника          

Занимательная лингвистика
Вопрос Светозара

 


   Писатели детства

Есть писатели с разными биографиями. У одних они кабинетные, очень спокойные. У Радия Погодина сложилась боевая биография, даже после Великой Отечественной войны. О непростой судьбе одного из лучших мастеров психологической прозы для детей рассказывает в этом очерке Сергей Фёдорович Дмитренко.

Второй фронт сержанта Радия Погодина


Радий Погодин родился в Новгородской области в деревне Дуплёво, в крестьянской семье. Сыновей было двое. Старший – Коля, а младшего назвали – Радий. Диковинное для русского крестьянства имя, вероятно, предложил дядя, старший брат матери. Он работал за границей и приехал на побывку домой как раз к рождению племянника.

Вскоре после рождения Радия семья переехала в Петроград, незадолго до этого переименованный в Ленинград. Он и стал городом его жизни.

Детство Погодина было обычным для того времени. Люди жили трудно, впроголодь, но растили детей с надеждой на их лучшую судьбу. Скорее всего именно детство в большом городе воспитало в характере Погодина стойкость, чёткое различение раздела между добром и злом. В мире взрослом разоблачали врагов народа, кричали про обострение классовой борьбы, а в мире мальчишеском, лишённом политиканства, всё было справедливее, честнее: войны между дворами, друзья и недруги, предательство и великодушие…

Воспоминания о детстве на Васильевском острове стали основой для первой известной книги Погодина для детей – «Кирпичные острова».

Но это было уже в конце пятидесятых, после войны.

А начало войны, 22 июня 1941 года, застало Погодина в деревне. Он решает вернуться в Ленинград и дважды переходит ежедневно меняющуюся линию фронта. В Ленинграде стал работать слесарем в военных авторемонтных мастерских… Первую, самую тяжёлую, блокадную зиму Погодин вместе с матерью пережил в городе, а в марте 1942-го, обессиленного, его чудом вывезли в эвакуацию, на Урал. Встречавшие их люди приняли шестнадцатилетнего подростка за старика – настолько Радий был истощён и болен.

Едва пришедшего в себя юношу в январе 1943 года послали учиться в пехотное училище, а в августе он уже был на фронте.

Воевал Погодин солдатом в пехоте. Участвовал в освобождении левобережья Украины, форсировал Днепр. Был ранен, контужен, прошёл госпитали… Затем служил в 33-й бригаде 9-го корпуса 2-й гвардейской танковой армии, в разведке.

Участвовал в боях под Яссами, освобождал Люблин, Варшаву, брал Берлин. В октябре 1945-го в звании сержанта был уволен в запас...

«После войны меня понесло по стране: остановиться не мог, – вспоминал Погодин. – Менял города, осваивал профессии. Наконец осел вроде в Москве, в пожарной охране. Призвания к огню не было, просто там кормили. Так я начал печататься в газете “Боевой сигнал” – это была пожарная многотиражка. Печатал заметки с художественным уклоном. Уже тогда меня на художества тянуло. И рисовал неплохо...»

Но из-за вольномыслия эту работу Погодину пришлось бросить и уехать... Он долго скитался по стране, но всё же его арестовали. Получил пять лет лагерей, однако и в неволе работал хорошо и через два с половиной года был освобождён. Вернулся в Ленинград.

После освобождения из заключения в пятидесятом Радию Погодину выдали военный билет, где было написано: «ранений и контузий не имеет», «правительственных наград не имеет». При обмене билетов в 1962 году эти записи повторили.

В стране создавался официальный миф о Великой Отечественной войне, и в этом мифе не было места орденоносцам-фронтовикам, ставшим узниками ГУЛАГа. Такой же приглаженный образ войны создавался и в литературе.

Врать Погодин не мог, но не мог уйти и от памяти о войне. Его темой стали дети. Дети и война. Написал он об этом в повестях «Где леший живёт?» и «Живи, солдат»…

Но всё равно это была не та война, которую он пережил вместе со своими боевыми товарищами-ровесниками. И Погодин оставляет свою войну до поры там, в глубинах памяти.

Не приносят ему удовлетворения и экранизации его книг. В поисках самовыражения Погодин обращается к живописи.

Репродукции его картин сегодня можно увидеть на сайте http://www.pogodin.lodb. ru/materials/events/. Там же помещены и тексты его произведений.

Погодин никогда не писал в стол. И когда началась перестройка и правда о великой войне стала возвращаться к пережившему её народу, писатель взялся за свою главную книгу о боевом прошлом – роман «Я догоню вас на небесах». Он стал одним из последних писателей фронтового поколения, развивавшим в нашей литературе эту тему.

Радий Петрович рассказал страшно, и притом с каким-то особым юмором, как воевали и как победили в этой войне мальчишки нашей страны.

«А зима никогда солдатам не снится. А вот утром кричат, расталкивают и говорят: давай вставай, жратву принесли. Ребята уже сбегали и несут. А ты встаёшь, а встать-то и не можешь. Потому что правый локоть, на который ты облокотился вечером, – замёрз, вернее, вмёрз в ледьё, и под тобой уже воды нет, а лёд. <...> И вот начинаешь правую руку разгибать, чтобы раскачать её во льду, чтоб не рвать шинель, а она не раскачивается. Потому что лёд хороший. Крепкий был морозец ночью, и подойдёт товарищ наш и обрубит вокруг локтя, вынешь ты правую руку-то, вытащишь, раскачаешь её, сгибая в локте, и лёд немного пообсыплется, а потом свой нож достанешь и начинаешь её изо льда вырубать, а на зубах-то песок скрипит и зной, а ты себя изо льда вырубаешь <...>. А тут смотришь, каким-то образом встал, а на тебя немец прёт – он тоже в таком же окопе сидел, но почему-то он в тот раз не добежал, в тот раз, о котором я вспоминаю, не добежал он до наших окопов, а повернулся и обратно дунул. Наверно он пробежку делал, зарядку такую, а мы смотрим, а у него правый бок тоже во льду, значит, он вырубился изо льда и на нас попёр, чтобы ноги размять. Ну, перестрелка такая вялая, но всё ж вялая-не вялая смерть несёт. Я и говорю моему Ивану: “Иван, а достань-ка ты ордена, да посмотри-ка ты на них: тусклые они, как будто старинные и как будто не наши. Как будто это ордена наших предков”».

Это строки из последнего рассказа Радия Петровича Погодина «Афина Паллада». Тяжело болея, он не писал его, а диктовал на магнитофон. Рассказ о собственной военной юности.

Афина Паллада в греческой мифологии – богиня мудрости и справедливой войны.

А боевые награды писателю-фронтовику всё же вернули. Незадолго до смерти. Он успел надеть их в День Победы 9 мая.

Другие статьи раздела "Писатели детства"

© 2004 МИМЦ "Русская филология"  
e-mail: info@svetozar.ru

Москва-соотечественникам | Олимпиада | Занимательная лингвистика | Словарь юного филолога | Учебник Светозара
Вопрос Светозара | Золотое перо | Письма Светозару | Гостевая книга