Личная страничка участника    

Фамилия       N участника          

Занимательная лингвистика
Вопрос Светозара

 


   Писатели детства

Радий Погодин (1925–1993) – один из мастеров психологической прозы для детей. Он проникновенно писал о радостях и бедах мальчишек и девчонок, сочинял сказки, сплетая повседневное с волшебным, а также был удивительным живописцем… В чём секрет прозы писателя, почему его книги с упоением читают нынешние дети и подростки, – об этом вы узнаете из очерка кандидата филологических наук, историка литературы и культуры Сергея Фёдоровича Дмитренко (г. Москва).

Простой секрет детского писателя

Хорошо известно, что многие писатели знамениты одним или двумя произведениями, даже если выпустили немало книг. Это и к детским писателям относится. Например, Лев Кассиль прославился книжкой «Кондуит и Швамбрания», Николай Носов – романами про Незнайку, Виталий Бианки – «Лесной газетой», Юрий Сотник – рассказом «Как я был самостоятельным»… А вот у Радия Погодина такой книги нет. Даже его повесть «Дубравка» известна больше по экранизации…

Но при этом рассказы и повести Погодина издаются до сих пор, они по-прежнему интересны современным детям.

В чём же секрет?
Он внешне прост.

Погодин никогда ничего не выдумывал. Даже в его сказках все невероятные события происходят не в тридевятом царстве, а в большом городе, в маленькой русской деревушке… В повести «Включите северное сияние», тоже экранизированной, множество приключений, но все они совершенно реальны. Россия – северная страна, огромные её пространства находятся за полярным кругом, вдоль берега Ледовитого океана. Там живут и работают люди. А где люди, там и семьи, там и дети.

Погодин – прекрасный рассказчик. Он знает: главное, чтобы рассказчику поверили. Прежде чем рассказывать, что приключилось с заполярными школьниками, он описывает, как они живут в интернате.

В комнате у третьеклассника Кольки Соколова было всё, как у всех: шкаф, стол, радиоприёмник, портрет космонавта… А ещё была… «Была у Лёньки в комнате муха, которая по какой-то причине не заснула на зиму, но подолгу сидела где-то в углу. Потом, обалдев от тоски, громко и быстро летела через всю комнату и снова садилась дремать. Мухой Лёнька очень гордился».


Кажется, это вторая в русской литературе муха – после «мухи-цокотухи» Корнея Чуковского, – которая не вызывает неприязни, желания немедленно свернуть газету в трубочку и назойливую муху прихлопнуть.

Но муха в комнате показывает нам не только миролюбие мальчика, его характер (есть в повести и о том, как Лёнька давит мошку на спине оленёнка, чтобы спасти животное от мерзкого гнуса). Муха сразу делает рассказ живым, представляет рассказчика зорким человеком.

История в повести «Включите северное сияние» началась с детской шутки, а закончилась большой спасательной операцией, когда на поиски детей, спрятавшихся под кроватями, отправились в полярную ночь и в пургу десятки взрослых, вездеходы, корабли, охотники на собачьих упряжках…

И в этом тоже особая сила Погодина – он показывает не просто счастливую пору детства, но и очень сложные взаимоотношения, которые существуют между детьми и взрослыми. Ни дети, ни взрослые не могут быть раз и навсегда правыми, они живут и умнеют, переживая и обдумывая происходящее с ними.

В маленьком рассказе «Чижи» мальчик приносит к приятелю отловленных где-то чижей. Завтра в школе День птиц, и он собирается их прилюдно выпустить… Со многими смешными подробностями описывается, как ребята пытаются ухаживать за птицами. Но утром, когда чижей вновь пытаются посадить в коробку, чтобы отнести в школу, они один за другим вылетают в раскрывшееся не вовремя окно.

«Чижи, почувствовав свежий уличный воздух, ринулись к окну. Два вылетели сразу, а один ударился о занавеску и запутался в ней. Тут Мишка его и схватил.
— Не расстраивайся, – успокаивал друга Кешка. –
Одного выпустишь организованно.
— Да, я их специально ловил... – бубнил Мишка. –
А мама подошла к окну и откинула занавеску.
— Вон твои чижи на дереве сидят... Радуются... Приятеля поджидают... Каково ему?..
Мишка посмотрел на Кешку, ища у него поддержки,
но Кешка опустил глаза.
— Мишка, давай и этого... А, Мишка?..
Мишка шумно засопел, потом подошёл к Кешкиной маме и сунул ей в руки чижа.
— Нате... Выпускайте... Всё равно это не по правилам.
Мама посмотрела на маленькую серую птичку в своей руке, подула ей на взъерошенное темя и раскрыла ладонь.
— Лети, чижик. Миша разрешил».

Конечно, этот рассказ и о формализме взрослых, и о том, как влияют на детей не самые лучшие придумки их воспитателей. Но главное: он открыто не наставителен, его мораль – это всегда у Погодина – не выдаётся в лоб, смысл и правоту этой морали читатель должен понять и принять самостоятельно.

В замечательном цикле рассказов «Кирпичные острова», написанном Погодиным ещё в молодости, ничего не устарело. Даже некоторые бытовые подробности 1950-х годов, времени, когда рассказы появились, не лезут в глаза, не требуют пояснений. Обычный двор в большом городе, мальчишки и девчонки со своими обычными (и вечными!) радостями и горестями.

Взрослые и дети – как разнообразно показывает писатель взаимоотношения между ними! В рассказе «Сима из четвёртого номера» мальчик, проболевший целую четверть, сделал в подарок занимавшейся с ним старой учительнице альбом со своими рисунками. Но мальчишки из его двора, не разобравшись, объявили беднягу подхалимом, альбом испортили…

Впрочем, любой рассказ Погодина невозможно пересказать. Он следует высшему правилу писателя: читателю должно быть интересно, и так выстраивает, в общем, бесхитростную историю с альбомом, что читатель до последних строчек не знает, чем же она кончится.

Загадки Радия Погодина многообразны. Как-то написал он для детей «Последний рассказ». Почему такое название? Как оно связано с нередкой, к сожалению, семейной историей?

Когда-то отец Кешки бросил его с матерью. Но к ней многие годы сватается достойный человек, фронтовик, лётчик-полковник. Он влюблён в неё с юности. Иван Николаевич и с Кешкой подружился, а мальчик, почувствовав, что в его жизнь вошёл настоящий, надёжный мужчина, всеми силами старается, чтобы мать всё же вышла за него замуж.


А она вдруг, неожиданно отдаёт руку и сердце новому соседу по коммуналке – геологу-вдовцу с маленькой дочкой. И рада, видит Кешка, своему новому браку.

«Последний рассказ»… Наверное, потому назвал его так писатель, что хотел обозначить последние события, которые ещё можно понять в детстве. А далее начинается взрослость, надо некоторое время терпеливо подождать…

У Погодина немало таких «последних» рассказов и повестей, где он бережно выводит своих читателей к миру взрослости, к миру литературы для взрослых тоже.

Радию Петровичу принадлежит неизъяснимо трогательная, тончайшая по изображению чувства первой любви повесть «Дубравка». Написанная пятьдесят лет назад, как свежа, чиста и, главное, правдива эта история.
«Мальчишки – враги.
Ещё недавно Дубравка гоняла с мальчишками обшарпанный мячик, ходила в горы за кизилом и дикой сливой. Лазила с ними на заборы открытых кинотеатров, чтобы бесплатно посмотреть новый фильм. Потом ей стало скучно.
— Вот тебе рыбий хвост, будешь русалкой, – говорили мальчишки.
— Бессовестные обормоты, – говорила Дубравка.
А почему бессовестные, и сама не могла понять».

Погодин, по сути, рассказывает новую историю о русалочке, которая искала любовь, но не сразу поняла, какая она.

Когда я писал этот очерк, то перечитал «Дубравку» по своей ещё детской книге, 1964 года издания, и понял, что во времена детства воспринимал её глубже, тоньше, чем теперь. У меня не было тогда огромного груза знаний и сведений, порой даже не очень нужных. Зато у меня было такое же, как у Дубравки, стремление понять, что же такое любовь, чувство к девочке… И в детстве после чтения повести Погодина я кое-что важное о мире прекрасного понял. А теперь ещё и понял почему. Точность в передаче чувств, пусть ещё размытых, отказ от какой-либо прямолинейности.

«Волны у горизонта казались большими, гораздо больше, чем здесь, под камнем. Они возникали внезапно. Дубравке казалось, что камень движется им наперерез. У неё слегка кружилась голова.
Пётр Петрович сел рядом с ней.
— Наверное, катер придет за нами. Белый катер...
Ты не замёрзла? Надень мой пиджак.
— У вас ведь нет пиджака, – сказала Дубравка.
— Ну и пусть, – сказал мужчина. – Ты представь, как будто я тебе дал пиджак. Тогда будет теплее. Ладно?
Кожа у него на руках покрылась пупырышками.
— Хорошо, — сказала Дубравка... – Спасибо...
Только он у вас немножко мокрый...»

Тем, кто хочет подробнее узнать о личности и судьбе Р.П. Погодина, предлагаем прочитать биографический очерк С.Ф. Дмитренко «Второй фронт сержанта Радия Погодина»

Другие статьи раздела "Писатели детства"

© 2004 МИМЦ "Русская филология"  
e-mail: info@svetozar.ru

Москва-соотечественникам | Олимпиада | Занимательная лингвистика | Словарь юного филолога | Учебник Светозара
Вопрос Светозара | Золотое перо | Письма Светозару | Гостевая книга