Личная страничка участника    

Фамилия       N участника          

Занимательная лингвистика
Вопрос Светозара

 


   Язык и общество

Проблемы функционирования языка в мире людей, взаимодействия и взаимовлияния языков всегда интересны и актуальны. Для читателей нашего журнала особенно: ведь абсолютное большинство из них — носители двух (и более) языков. Статьёй кандидата филологических наук Н. А. Светловой мы начинаем разговор о проблемах двуязычия.

Сколько языков знает билингв?

На вопрос, поставленный в заголовке, ответить нетрудно, если знать, что латинское bi- означает «два», а lingua — «язык». Получается, билингв — это тот, кто знает два языка? Однако далеко не всегда это справедливо. Если, например, вы выучите в школе английский язык, пусть даже очень-очень хорошо, не хуже самого англичанина, — вас всё равно билингвом не назовут. Термин билингв лингвисты употребляют в тех случаях, когда человек одинаково хорошо владеет двумя языками и постоянно пользуется ими в повседневной жизни. Билингвы — обычно жители многонациональных государств (например, России, Индии, Канады, Бразилии, Швейцарии). Двуязычие (или, по научному, билингвизм) в таких странах складывается естественно, и люди просто вынуждены говорить на двух (реже — нескольких*) языках. Возьмём, например, Бельгию. Здесь живут валлоны, говорящие по-французски, и фламандцы, говорящие по-голландски. Представьте себе, что отец у вас — валлон, а мать — фламандка. Тогда с самого рождения в доме будут звучать два языка и ребёнок привыкнет обращаться к отцу на одном языке, а к матери — на другом. И если папа, который всегда разговаривал с сыном по-французски, вдруг начнёт говорить с ним по-голландски, ребёнку это покажется неестественным, так как французский с самого начала ассоциировался у него с отцом, это был их «особый» язык. Точно так же мама, рассказывающая сказки на голландском, прочно связана с этим, а не с каким-нибудь другим языком. Оба языка в сознании маленького бельгийца оказываются разъединёнными, практически никогда не смешиваются, и ребёнок думает на том языке, на котором говорит. Такой ребёнок вырастет чистым билингвом. Для билингвизма этого типа в лингвистике существует особый термин координативное, то есть не смешиваемое, двуязычие. Но бывает и по-другому. Первый (родной) язык подавляет второй (изучаемый); билингв обычно думает на родном языке и мысленно переводит фразы на неродной язык. Здесь мы имеем дело уже с другим типом билингвизма — субординативным двуязычием (от лат. sub- — «подчинённый»). Хорошо это или плохо — быть билингвом? На этот вопрос можно ответить однозначно: двуязычие положительно влияет на развитие личности, на возможность взаимного понимания людей разных национальностей и социальную интеграцию. Вспомним известную истину: «Сколько языков ты знаешь, столько раз ты человек». Афоризм этот применим не только к изучению иностранных языков, но и к ситуации двуязычия (многоязычия).

Так, в Финляндии, кроме финнов, живут ещё шведы и саамы (жителей Крайнего Севера Европы называют также лопарями или лапландцами; вспомните старуху-лапландку из сказки Х. К. Андерсена «Снежная королева»). Граждане Финляндии должны знать как минимум два языка — финский и шведский. Оба языка имеют статус официальных, несмотря на то, что шведы, бывшие когда-то правителями Финляндии, ныне составляют лишь 5% общей численности населения страны. Если вам когда-нибудь попадётся упаковка от финского товара, обратите внимание на надписи на ней: они обязательно будут на обоих государственных языках — финском и шведском. А теперь с Севера Европы перенесёмся мысленно в жаркую Африку. Билингвы и здесь встречаются чуть ли не на каждом шагу. Многие образованные африканцы, живущие в городах, двуязычны: дома они обычно говорят на своём местном языке, а на работе, особенно на государственной службе, пользуются французским или английским, доставшимися «в наследство» от бывших колонизаторов. Их дети почти с самого рождения тоже привыкают свободно переходить с одного языка на другой. Во дворе они общаются с другими детьми на одном из местных языков, а в школе учат английский или французский. Говоря о детях-билингвах, невозможно не затронуть ещё и такую проблему. Некоторые родители ошибочно полагают, что маленький ребёнок неспособен разобраться в двух различных языковых системах. Когда-то даже среди учёных было распространено подобное мнение — считалось, что в итоге ребёнок не овладевает в достаточной степени ни одним из языков и пользуется двумя «полуязыками». А что по этому поводу говорит современная наука?

Она утверждает следующее: в раннем детстве ребёнок без особых усилий усваивает и один, и два языка. Человеческому мозгу всё равно, один или несколько языков усваивать, поскольку это происходит с помощью одного и того же языкового механизма. При сравнении мозга билингвов и монолингвов не выявлено никаких различий. В отличие от детей, владеющих лишь одним языком, дети-билингвы обладают более развитой памятью, гибким мышлением, способны на более оригинальные решения.

Однако было бы неверно умолчать об одной опасности, которую таит в себе любой билингвизм. Имя этой болезни — интерференция. Слово интерференция вам наверняка приходилось встречать в учебниках физики. Так в оптике называется наложение одной световой волны на другую. Лингвисты же просто заимствовали термин у физиков и активно используют его в той области науки, которая называется языковыми контактами. Явление интерференции проще всего рассмотреть на таком уровне языка, как фонетика.


Каждый знает, что такое акцент. Осваивая чуждую для себя фонетику, человек бессознательно подставляет на место «чужих» звуков похожие звуки своего языка. Ну, а за примерами далеко ходить не надо. Все знают Верку Сердючку (Андрея Данилко) с её искромётным юмором и неповторимым украинским акцентом. Можно вспомнить и украинский аналог этого термина — суржик (по Далю суржик — «нечистая пшеница, перемешанная с рожью, перерод»). Ошибки, вызванные влиянием системы родного языка, могут проявляться и на других языковых уровнях. Любое искажение слова, его формы, синтаксической конструкции — это следствие интерференции. Вот какие примеры приводит в своем письме Юлианна Смирнова из Литвы: «В русской речи литовцев часто можно услышать „я снила ночью что-то весёлое“, „я была ушедши“, „замного“ и т.п. Тут влияние языков: польского, белорусского, а также старообрядческих говоров, наречий». Можно ли избежать нежелательных последствий билингвизма? Разумеется. Для этого нужно как можно чаще слышать чистую, правильную русскую речь, стараться самому говорить и писать правильно, соблюдая нормы литературного языка, и, конечно же, любить и изучать русский язык. Помощников тут много. Надеемся, что один из них — наша Олимпиада и её «Вестник» — журнал «Светозар».

(Вестник Олимпиады "Светозар", N16)

Другие статьи раздела "Язык и общество"

© 2004 МИМЦ "Русская филология"  
e-mail: info@svetozar.ru

Москва-соотечественникам | Олимпиада | Занимательная лингвистика | Словарь юного филолога | Учебник Светозара
Вопрос Светозара | Золотое перо | Письма Светозару | Гостевая книга