Личная страничка участника    

Фамилия       N участника          

Занимательная лингвистика
Вопрос Светозара

 


   Синтаксис и пунктуация

Звуковое начало в художественных произведениях воплощается в знаках препинания. Именно они определяют интонационное озвучивание текста. Правильно прочитать текст — это не только глубже понять смысл произведения, но и почувствовать душевное состояние автора, сделаться соучастником описываемого. Об этом с вами беседует профессор Н. Г. Гольцова

Тире горьковское и тире цветаевское

Зависит ли понимание текста от знака препинания? Как знак препинания меняет смысл и звучание текста? Мы редко задумываемся над этими вопросами, а связь знака и смысла обычно демонстрируется ставшей хрестоматийной фразой «Казнить нельзя помиловать».


И всё-таки, когда мы читаем текст, вслух или про себя, осознанно или неосознанно, мы озвучиваем текст, опираясь на знаки препинания.

Индивидуальность в применении знаков препинания, как правило, связана с усилением значимости знака в тексте, использованием знака как дополнительного средства передачи авторской мысли, как средства создания художественной выразительности. Такое употребление знаков имеет не только (и не столько) стилистическую значимость, но и огромное значение для понимания текста, его правильного прочтения и правильного озвучивания. Подобные знаки называются «читаемыми».

К таким «читаемым» знакам относится тире. Тире, наряду с многоточием, чаще всего употребляется как смыслоразличитель, знак «неожиданности», знак, передающий многообразие значений и имеющий расширительную функцию. Тире, в силу его многофункциональности, многозначности и экспрессивности, — излюбленный знак многих писателей и поэтов, что и позволяет проанализировать индивидуальность авторских употреблений и рассмотреть вопрос об авторской пунктуации.

Общепризнанно, что тире было излюбленным знаком М. Горького. Это доказывается в первую очередь частотностью употребления данного знака в текстах разных жанров, написанных в разные периоды творчества писателя.

Так, в сказке «Девушка и Смерть» (1892) — 7 строф, 270 строк, 58 тире (не считая тире при оформлении прямой речи).

Горьковское тире столь многообразно, что с трудом поддаётся типизации с точки зрения условий применения.

Сравним несколько отрывков:

По деревне ехал царь с войны.

Едет [ — ] чёрной злобой сердце точит.

Слышит [ — ] за кустами бузины

Девушка хохочет.

<...>

Спела песню [ — ] начинает злиться,

Уж прошло гораздо больше суток,

А [ — ] не возвращается девица.

Это [ — ] плохо. Смерти [ — ] не до шуток.

<...>

Смерть молчит задумчиво и строго,

Видит [ — ] не прервать ей этой песни!

Краше солнца [ — ] нету в мире бога,

Нет огня [ — ] огня любви чудесней!

<...>

Смерть [ — ] не мать, но [ — ] женщина, и в ней

Сердце тоже разума сильней…



Несмотря на многообразие употребления тире (на месте сочинительных и подчинительных союзов; при выделении сравнительных оборотов; для расчленения подлежащего и сказуемого; тире после союзов и т.д.), Горький не нарушает и не разрушает пунктуационной системы русского языка: он только расширяет границы использования знака, усиливая его значимость как дополнительного средства художественной выразительности и экспрессивности текста.

Тире в русском языке — знак внутриструктурный: как знак регламентированный (одиночный или двойной), он всегда находится внутри предложения (без учёта прямой речи).

Именно так употребляет тире М. Горький.

Несколько по-иному употребляется этот знак у М. Цветаевой.

Для Цветаевой главным в стихе было звучание, звук и смысл для неё были единым целым. Звуковое начало в её произведениях воплощалось, прежде всего, в знаках препинания, которые определяли интонационное озвучивание текста. Вот как «ощущает» тире поэтесса:

Как на знак тире [-]

Что тайный знак [-]

Брови вздрагивают [-]

Заподазриваешь?


Это, можно сказать, поэтическое («цветаевское») осознание многофункциональности, стилистической значимости и огромных потенциальных возможностей данного знака (тайный знак).

Напряжённость, чеканность, ритмичность стиха достигается особой организацией синтаксиса и расстановкой знаков препинания.

Тире употребляется автором для создания антитезы:

И бродим с тобой по церквам

Великим — и малым, приходским.


И бродим с тобой по домам

Убогим — и знатным, господским.


Выражение противопоставленности с помощью контраста особенно ощутимо, когда тире употреблено перед соединительными или разделительными союзами или в бессоюзных конструкциях.

Среди функционально-стилистического и семантического многообразия употребления тире у Цветаевой необходимо выделить тире эмфатическое. Эмфатическое тире используется вместо наиболее типичного, привычного, нормативного дефиса: «По аллее / Вздохов — проволокой к столбу — / Телеграфное: лю — ю — блю…»; «Через насыпи — и — рвы / Эвридикино: у — у — вы…» и, что самое интересное, на стыке морфем: «Рас — стояние: версты, мили: / Нас рас — ставили, рас — садили, / Чтобы тихо себя вели, / По двум разным концам земли». Но эти отступления от существующей пунктуационной системы ни в коей мере не разрушают саму эту систему.


Мастерство Цветаевой, её индивидуальность в восприятии и передаче звучания и смысла стиха, блестящее умение соединить смысл и звук, определить и подсказать тональность произведения — вот что характерно для Цветаевой-поэта, Цветаевой-прозаика, Цветаевой-драматурга.

(Вестник Олимпиады "Светозар", N14)

ЛИТЕРАТУРА
1. Шапиро А. Б. Современный русский язык. Пунктуация. М., 1966.
2. Валгина Н. С. Современный русский язык. Пунктуация. М., 1989.
3. Гольцова Н. Г., Шамшин И. В. Русский язык. 10-11 класс. М., 2004.

Другие статьи раздела "Синтаксис и пунктуация"

© 2004 МИМЦ "Русская филология"  
e-mail: info@svetozar.ru

Москва-соотечественникам | Олимпиада | Занимательная лингвистика | Словарь юного филолога | Учебник Светозара
Вопрос Светозара | Золотое перо | Письма Светозару | Гостевая книга