Личная страничка участника    

Фамилия       N участника          

Занимательная лингвистика
Вопрос Светозара

 


   Словообразование

Как и из чего растут слова? Как правильно разделить слово на значимые части? Как из множества приставок, корней и суффиксов складывать слова? Как устроено слово и по каким законам в языке рождаются, образуются новые слова? В этих вопросах вам поможет разобраться профессор Л.П. Крысин.

Всегда ли слагаемые равны сумме?

В мире чисел, как вы знаете, существует незыблемое правило: если вы складываете два (три, четыре...) числа, то получаемое новое число всегда в точности равно их сумме: 1 + 2 = 3, n + 2n + 3n = 6n и т. д.

Допустим на минуту, что и в языке действует то же правило: значение производного слова равно сумме значений составляющих его слагаемых. Тогда на вопрос о том, что значит такое-то слово, мы можем получать безошибочный ответ при единственном условии: что нам известны значения составляющих слово частей. Например, что значит слово ледокол? Рассуждаем так. В слове две значащие части: лед- и -кол (плюс соединительная гласная -о-); первая по смыслу, несомненно, связана со словом лёд, а вторая – это корень глагола колоть. Соединение этих частей должно дать слово с примерно таким значением: «то, чем колют лёд». А ледоруб – это «то, чем рубят лёд». Но мы-то прекрасно знаем, что ледокол – это судно, оснащённое необходимыми приспособлениями для того, чтобы прокладывать путь во льдах (в океане, в море), а ледоруб – специальный альпинистский инструмент, применяемый для колки льда при восхождении на горные вершины. В одном случае – судно, в другом – инструмент, там – плавучий лёд, покрывающий поверхность моря или океана, здесь – лёд ледников, покрывающих горы. Таким образом, значения слов достаточно далеки друг от друга.

А ведь если бы смысл целого (слова) складывался из значений его составляющих (морфем), то такого сильного расхождения слов ледокол и ледоруб не должно было бы быть. Но, может, это слова такие необычные? А в других случаях ничего подобного не наблюдается? Проверим, так ли это.

Перечислим несколько взятых наугад слов русского языка (разумеется, производных, так как нам важно проследить, как складывается значение слова из значений его частей). Для того чтобы иметь некоторую общую базу для сравнения слов друг с другом, выберем слова с одним и тем же суффиксом, скажем, -тель: писатель, выключатель, истребитель, водитель, двигатель, испытатель, выпрямитель, зритель.

Первое, что бросается в глаза, – это неоднородность слов этого ряда по смыслу: одни обозначают человека (писатель, водитель, испытатель, зритель), а другие приспособления или механизмы (выключатель, истребитель, двигатель, выпрямитель). Значит, суффикс -тель имеет по крайней мере два значения и используется для образования как названий человека по тому или иному виду его деятельности, так и названий предметов (машин, механизмов, инструментов и т. п.). Это вполне закономерное явление в словообразовании: суффиксы и приставки могут иметь не одно, а два и больше значений; сравните слова: подоконник – конник, разведчик – стульчик, заречный – запеть и др.

Однако сейчас нас интересует не многозначность словообразовательных элементов, а другое: что могли бы значить перечисленные слова, если опираться на значения корня и суффикса, и что они действительно значат в русском языке. Исходя из нашего допущения о том, что смысл слова складывается из значений его частей, мы получим такие значения, которые не соответствуют реальности.

Писатель ведь это не «тот, кто пишет», а «человек, профессионально занимающийся созданием художественных произведений». Если кто-то сидит за столом и что-то пишет (скажем, делает уроки), писателем его никак не назовёшь. У научного сочинения есть автор, но этот автор не писатель: труд-то его не художественное произведение.

Водителем называют не вообще того, кто что-нибудь водит (например, хоровод или пером по бумаге), а только человека, управляющего каким-нибудь видом самодвижущегося транспорта: водитель автобуса, автомобиля, трамвая (но нельзя сказать: водитель велосипеда; велосипед не вид самодвижущегося транспорта).

Существительное испытатель гораздо уже по значению, чем глагол, послуживший основой для его образования. Во-первых, испытателем называют только человека, а не механизм. Во-вторых, испытатель – это тот, кто испытывает свойства предметов, чаще всего механизмов (ср.: испытатель самолетов), но не людей! У глагола же прямым дополнением может быть существительное со значением лица: испытывать солдат на меткость стрельбы, испытывать спортсменов на выносливость. В-третьих, обращает на себя внимание вот какое несоответствие: формально это существительное (и другие подобные) образовано от основы глагола совершенного вида (испыта-ть; испыта-тель), по смыслу же оно соотносится с видом несовершенным: ведь испытатель это тот, кто испытывает (машины, механизмы и т.п.), но не тот, кто их испытал (или испытает).

Слово зритель, образованное от ныне устаревшего глагола зрети «смотреть», «видеть» (вспомните поучение Козьмы Пруткова: «Зри в корень!»), применяется для обозначения не вообще того, кто видит что-либо или на что-нибудь смотрит, а человека, наблюдающего за действием на театральной сцене, на кино- или телеэкране: Зрители остались недовольны спектаклем; Разговор со зрителем (рубрика в киножурнале). Зрителем нельзя назвать не только того, кто, скажем, зрит в книгу или в окно, но и, например, свидетеля уличного происшествия, катастрофы, то есть событий, в каком-то смысле близких к тому, что происходит на сцене или на экране.

Столь же специфично по значению и не сводимо к сумме значений корня и суффикса каждое из слов второй группы (механизмы, приспособления).

Выключатель – это не вообще нечто выключающее, а специальное приспособление для выключения (и включения!) электрического света. С электричеством связано и значение слова выпрямитель: это устройство, преобразующее переменный ток в постоянный, хотя, если иметь в виду лишь значения глагола и суффикса, мы могли бы подумать, что это человек, который что-то выпрямляет (например, проволоку), или инструмент, предназначенный для той же цели. Истребителем мы могли бы назвать, например, человека, профессия которого уничтожать грызунов, а двигателем вообще всё то (или всех тех), что (и кто) что-либо двигает. Могли бы... Но не можем! Потому что, владея русским языком, мы знаем реальные значения всех этих слов и употребляем слова в соответствии с их действительным смыслом. Словообразовательные значения являются лишь намёткой возможного содержания слова, подчёркивал известный лингвист Л. А. Булаховский. Что слово значит на самом деле, определяет закрепившееся в языке фактическое его употребление .


То, что слово по смыслу не равно сумме значений составляющих его частей, не исключение, не свойство отдельных лексических единиц, а общее правило.

В языке достаточно редко встречаются слова, противоречащие этому правилу, то есть такие, смысл которых представляет собой простую сумму значений корня и аффиксов: например, столик – значение основы стол- + значение уменьшительности, свойственное суффиксу -ик; ткачиха – значение основы ткач- + значение «женский пол», свойственное суффиксу -иха, и т. п.

Так мы приходим к выводу, что значение слова в подавляющем большинстве случаев не равно простой сумме значений составляющих его частей.

(Вестник Олимпиады "Светозар", N3)

ЛИТЕРАТУРА
1. Вартаньян Э.А. Путешествие в слово. М., 1987.
2. Голанова Е.И. Как возникают названия. М., 1989.
3. Граник Г.Г., Бондаренко С.М., Концевая Л.А. Секреты орфографии. М., 1991.

Другие статьи раздела "Словообразование"

© 2004 МИМЦ "Русская филология"  
e-mail: info@svetozar.ru

Москва-соотечественникам | Олимпиада | Занимательная лингвистика | Словарь юного филолога | Учебник Светозара
Вопрос Светозара | Золотое перо | Письма Светозару | Гостевая книга